Климатический саммит в Париже: итоги первой недели

Источник: http://www.greenpeace.org/russia/ru/news/blogs/green-planet/blog/55041/, автор публикации Владимир Чупров, эксперт Гринпис по энергетике, 9 декабря 2015 г.

Завершилась первая неделя Конференции ООН по изменению климата в Париже, непростой переговорный процесс в самом разгаре. Главный итог — черновик соглашения длиной в 46 страниц, который должен быть утвержден к концу этой недели. В нем более 500 редакторских скобок, обозначающих моменты, по которым страны так и не достигли соглашения.

Самое врем разобраться, чего ждать от будущего глобального соглашения, которое определит борьбу с изменением климата на ближайшие 15 лет. Итак, какие проблемы занимают умы 40 тысяч участников «самой важной конференции в нашей жизни», как ее назвал Леонардо ДиКаприо, посол ООН по климату?

Конференция по климату в Париже 2015

100% возобновляемой энергетики

Эту цифру, которая ещё несколько лет казалась мечтой идеалиста, всё чаще можно услышать на конференции. Впервые участники переговоров такого уровня заявляют, что мир без ископаемого топлива не просто возможен, но и реально достижим ещё при нашей жизни — до 2050 года.

Пока официально поставили себе такую амбициозную цель лишь восемь стран из 195. Но ведь это только начало. Впереди всей планеты — Швеция, премьер-министр которой заявил: «Нам необходима зелёная революция. Эта революция должна быть глобальной и справедливой».

Её догоняют и другие страны. Президент Франции, например, призвал всех «готовиться к миру после углеводородной эпохи». И отдельные города: на днях главы 100 городов мира (в том числе Парижа, Ванкувера, Сиднея) заявили о своём намерении перейти на 100% возобновляемой энергетики.

К движению за полную декарбонизацию присоединился бизнес. Такие гиганты, как Microsoft, Google, Facebook, Apple, Amazon объявили о своей приверженности зелёной энергетике и многомиллионных инвестициях в нее.

И, что тоже важно — звезды, кумиры миллионов. Леонардо ДиКаприо, Алек Болдуин, Арнольд Шварценеггер стали лицами климатического движения.

1,5 градуса, 2 градуса, 5 градусов?

Поскольку человечество не способно разом прекратить парниковые выбросы, разогрев атмосферы продолжится. Но от того, какими темпами это будет происходить, зависят миллионы жизней.

Соответственно, меры, которые будет принимать каждая страна и мировое сообщество в целом, зависят от поставленной цели.

На переговорах в Париже чаще всего звучит цифра два градуса Цельсия. По мнению многих сторон, в таких рамках мы должны удержать рост средней температуры на планете.

Но такой план категорически не устраивает климатически уязвимые страны (Коста-Рика, Вьетнам, Бангладеш, Судан и другие — всего 43 страны), для которых два градуса означают затопление большой части их территорий или, наоборот, жару и засуху, несовместимые с жизнью.

В этом году правительства уязвимых стран проявили впечатляющую солидарность, призвав к переходу на 100% возобновляемую энергетику к 2050 году, чтобы удержать рост температур в пределах 1,5 градусов. На противоположной стороне — только Саудовская Аравия, которая сопротивляется любым угрозам нефтяному бизнесу.

Но обязательства, которые пока взяли на себя страны, явно недостаточны, чтобы выполнить эту цель: если будут выполнены только они, планета разогреется на 3 градуса.

Ну а если просто продолжать «бизнес как обычно», не предпринимая особых мер, температура на Земле может вырасти на 4-6 градусов, а это означает настоящую климатическую катастрофу.

100 миллиардов долларов

Таков предполагаемый ежегодный объём климатического фонда, в который будут вкладывать деньги развитые страны, чтобы помочь развивающимся бороться с изменением климата, адаптироваться к жизни в условиях потепления и компенсировать наносимый им ущерб.

Споры идут вокруг того, кто будет оказывать помощь, на какие именно цели и в каком объеме. Россия, кстати, уже заявила о готовности финансировать менее развитые государства.

Пятерка загрязнителей

Какие позиции отстаивают отдельные страны? Возьмем пятёрку главных загрязнителей воздуха парниковыми газами.

Индия: «головная боль» климатического саммита. Индия, с одной стороны, заявила об огромных инвестициях в солнечную энергетику. С другой, пытается блокировать инициативы, которые потребуют от неё сократить потребление угля.

США: США, в которых нефтяное лобби и традиционная энергетика очень сильны, настаивают, чтобы соглашение не было юридически обязывающим.

С другой стороны, Штаты ставят довольно амбициозную цель сократить парниковые выбросы на 32% (от уровня 2005 года) и понимают, что зелёная энергетика решит многие экономические проблемы: от создания новых рабочих мест до снижения токсического загрязнения.

Китай: всего и много. Китай, который сильно зависит от угольной промышленности, раньше выступал категорически против любых ограничений для своей экономики. Но за последние годы страна сделала огромный рывок в возобновляемой энергетике: в прошлом году здесь была введена половина всех мировых мощностей ветровой генерации. А потребление угля с прошлого года, напротив, стало снижаться. Нужно помнить, что Китай сжигает половину угля, потребляемого человечеством.

Россия: бизнес как обычно. В России климатическое сознание только просыпается. Правительство не спеша готовит почву для регулирования парниковых выбросов. Отдельные компании уже стоят планы «декарбонизации». Но в целом руководство страны продолжает рассчитывать на технологии прошлого века: в России 95% всей энергии в ближайшие 20 лет будет давать ископаемое топливо, в том числе уран.

Европа: энергетическая революция и преодоление политических разногласий. Европейские страны решают задачи совсем другого уровня: как политически и технически обеспечить высокую долю зелёной энергетики и как полностью отказаться от использования угля.

Уголь и атом

Практически все участники саммита согласились, что уголь — главный враг климата. Многие банки и фонды уже отказались вкладывать средства в угольные проекты. Что, в свою очередь, заставляет ряд стран пересмотреть свои планы по добыче угля. Россия здесь не исключение.

Атом, напротив, очень старается притвориться другом. В этой отрасли наблюдается устойчивый кризис: сворачиваются программы, мировая выработка энергии на АЭС падает. Но ядерные корпорации решили воспользоваться климатическими переговорами, чтобы продвинуть свой бизнес под видом альтернативы углеродному топливу.

Такая позиция не выдерживает никакой критики: мало того, что атом крайне опасен, реального сокращения парниковых выбросов он никак не обеспечит. Тем не менее, девять стран, в том числе Индия и Турция, заявили, что будут бороться с глобальным потеплением в том числе таким способом.

Чего же ждать?

Как видим, разброс мнений очень большой. Поэтому итоговое парижское соглашение может быть самым неожиданным — как очень сильным, так и слабым. Но что уже ясно — на него возложены огромные надежды. К счастью, страны уже осознали, что времени для того, чтобы действовать, остаётся всё меньше. А технологическая революция и экономические условия дают нам все возможности, чтобы реализовать самый амбициозный проект в истории цивилизации — спасти себя от рукотворной климатической катастрофы.

Наверх