Граждан выводят на солнечную панель

Содержание

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/3224416

Владимир Дзагуто, Татьяна Дятел, Ангелина Давыдова

Правительство готово разрешить развитие «домашней» электроэнергетики в РФ — установку на крышах и во дворах частных домов до 15 кВт генерации на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Лишнюю энергию потребители смогут продавать энергосбытовым компаниям по цене оптового рынка. Слишком быстрое развитие ВИЭ за рубежом может создавать проблемы традиционной генерации и сетям. Но российские энергетики и эксперты пока существенных рисков не видят, так как суммарные объемы выработки микрогенерации будут невелики, а ее выгодность для потребителя еще не очевидна.

Вице-премьер Аркадий Дворкович поручил Минэнерго, Минэкономики и ФАС к 1 апреля представить в правительство проект плана по стимулированию зеленой микрогенерации потребителями, в том числе населением. Речь идет, например, о солнечных панелях или ветряках мощностью до 15 кВт, которые разрешат ставить на крыше или во дворе (кроме многоквартирных домов). Система должна позволять сброс излишков выработки в сеть, энергосбытовые компании (гарантирующие поставщики, ГП) обязаны выкупать эти объемы по цене оптового энергорынка, а доходы населения от этого не будут облагаться налогами. Двусторонние счетчики потребитель должен ставить сам. В Минэкономики заявили, что в ближайшее время подготовят и направят Минэнерго предложения, в ФАС это не комментировали.

Предложенная схема размывает грань между потребителем и генератором и близка к модели, используемой за рубежом для развития ВИЭ, в частности в Европе. Директор НП «Ассоциация предприятий солнечной энергетики» Антон Усачев замечает, что «сейчас на первый план по динамике развития микрогенерации выходят Индия, Китай, Австралия». В КНР в 2016 году установлено 34,5 ГВт солнечной генерации, 12% из этого — распределенная генерация (до 20 МВт, включая системы 10-100 кВт), поясняет он. Но традиционные энергосети строились без учета возможности двусторонних перетоков. С этим, по словам научного сотрудника Центра экономического моделирования энергетики и экологии РАНХиГС Татьяны Ланьшиной, могут быть связаны дополнительные издержки электросетей, усложнится диспетчерское управление.

С другой стороны, замечает она, «это будет стимулировать внедрение технологий интеллектуального управления сетями (smart grid.— «Ъ»)». В «Россетях» тему не комментируют. Считается, что высокая доля ВИЭ требует наличия в энергосистеме маневренной мощности — чтобы компенсировать колебания зеленой выработки. На энергорынке экономика ТЭС, ГЭС и АЭС также усложняется — вплоть до формирования отрицательных цен на энергию.

Но пока в российской энергетике существенных рисков от развития микрогенерации не ожидают. «Дополнительных затрат мы не видим,— отмечает глава ассоциации ГП и энергосбытовых компаний Наталья Невмержицкая.— Цена покупки равна средневзвешенной нерегулируемой цене на электроэнергию на оптовом рынке, по которой энергосбыты и сейчас покупают энергию». В СГК замечают, что «эффект на цены на рынке будет практически нулевой, это очень маленькие объемы». Господин Усачев говорит, что доля ВИЭ, например, в энергетике Германии — уже порядка 35%, а в РФ и к 2024 году она может составить не более 2,5%. В СГК добавили, что в России очень протяженные сети, что также вводит ограничения для передачи выработки микрогенерации. В «Сообществе потребителей энергии» говорят, что микрогенерация при определенных объемах вполне может локально сглаживать пики потребления и тем самым снижать затраты на развитие инфраструктуры и потери в сетях.

Неясно также, будет ли востребована микрогенерация потребителями. Выработка вряд ли будет велика, говорит источник «Ъ» в отрасли: «Чтобы выйти на 10 кВт в Крыму, нужно построить 300 кв. м солнечных батарей, в Москве же света в пять раз меньше». Антон Усачев полагает, что микрогенерация выгодна жителям Юга и Дальнего Востока. В центральной полосе при нынешнем тарифе окупаемость крышной солнечной установки до 10 кВт составляет около восьми-десяти лет, говорит он, средний срок эксплуатации модулей — 20-25 лет. Директор Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков (один из идеологов развития микрогенерации в РФ) считает, что наибольший спрос на микроВИЭ обеспечат «энтузиасты» и районы с перебойным энергоснабжением, где надежность важнее экономики. «Обществу, скорее всего, придется платить за электроэнергию немного больше,— замечает Татьяна Ланьшина,— так как солнечная микрогенерация пока значительно дороже и крупной солнечной, и тем более традиционной генерации». Но, добавляет эксперт, на опыте Европы доказано, что развитие микрогенерации и ВИЭ дает больший прирост рабочих мест.

Мощности возобновляемой энергетики в мире в 2015 году

Формально микрогенерацию на любом типе энергоисточника — от простого дизельного генератора до пока экзотических тепловых насосов — в России можно устанавливать и сейчас. Так, в Крыму во время перебоев с энергоснабжением из-за украинской блокады поставок электричества в 2014–2016 годах население и малый бизнес приобрели большое количество дизель-генераторов, обеспечивших энергоснабжение в период отключений. Ключевое новшество, которое вице-премьер Аркадий Дворкович поручил рассмотреть профильным ведомствам,— включение микрогенерации в общую энергосеть, возможность замещать собственной выработкой покупку электроэнергии у гарантирующего поставщика (ГП) или продавать ему излишки собственной энергии.

В принципе, в мире возобновляемые источники энергии (ВИЭ) используются не только для выработки электричества, но и для микрокотельных — простого нагрева воды. К концу 2015 года, по расчетам экспертной группы REN21, зеленая электрогенерация составляла почти 1850 ГВт, тогда как мощность зеленых котельных (на солнечной, геотермальной энергии или на биомассе-мусоре-биотопливе) — 772 ГВт. ВИЭ-котельные технологически проще и не требуют присоединения к электросетям. Полноценная зеленая электрогенерация, включенная в общую энергосистему, приводит к конфликту новых технологий с традиционными схемами энергоснабжения.

«В мире ВИЭ-микрогенерация — это и тепловые насосы, и накопители (от примитивных баков с водой на крышах до генераторов водорода),— замечает источник “Ъ” в отрасли.— В отношении генерации потребителя уже не актуален подход “генерация отдельно, сеть отдельно”, это примитив отраслевого рассуждения. На Западе думают “от клиента”, предлагая ему сразу производство, накопление, учет и сеть в едином платеже для домохозяйства». Член рабочей группы «Энергоэффективность» экспертного совета при правительстве Мария Степанова говорит, что собственникам микрогенерации на ВИЭ необязательно включаться в национальную сеть, можно делать локальные сети. Она приводит в пример практику Амстердама, где несколько домов объединяются в аналог кооператива, закупают оборудование и обеспечивают себя энергией солнечных батарей наравне с подключением к сетям. «В таких историях мотивацию людям придает именно возможность продать излишки в общую сеть, покрутить счетчик в обратную сторону и заработать на этом»,— поясняет эксперт.

«Во многих странах введение поддержки микрогенерации не прошло безболезненно,— отмечает научный сотрудник центра экономического моделирования энергетики и экологии РАНХиГС Татьяна Ланьшина.— В отдельных штатах США энергокомпании до сих пор ведут борьбу с этим явлением. Но в целом сопротивление является неуспешным, и микрогенерация продолжает расти быстрыми темпами. Конфликты чаще всего возникают в связи с несправедливым субсидированием владельцев микрогенерирующих установок, которое заключается в том, что обычные клиенты энергокомпании оплачивают большую долю фиксированных издержек, чем владельцы солнечных установок. Кроме того, энергокомпании бывают недовольны тем, что владелец микрогенерации может поставлять электроэнергию в сеть в часы низкого спроса на нее, а забирать ее из сети в часы высокого спроса. Избыточные издержки энергокомпаний или обычных потребителей можно устранить за счет введения дополнительной платы за пользование инфраструктурой для владельцев микрогенерации или за счет взимания с них платы за пользование электроэнергией из сети в часы пиковой нагрузки».

При этом до сих пор в РФ обращали внимание в основном либо на большие проекты ВИЭ-энергетики (например, крупные солнечные или ветровые станции мощностью до нескольких десятков МВт или малые ГЭС для оптового и розничного рынка), либо на зеленую генерацию для энергоснабжения изолированных районов Сибири, Крайнего Севера, Дальнего Востока. В российской практике к изолированным, видимо, можно приравнивать и удаленные сельские районы, где сетей вообще нет или часты перебои в энергоснабжении. «Часто микрогенерация решает социальную задачу обеспечения энергией домохозяйств, где без нее такой опции вообще не было»,— говорит Мария Степанова. Микрогенерация — важный ресурс для обеспечения резервного энергоснабжения территорий, признает эксперт аналитического центра при правительстве РФ, начальник отдела разработки стратегических документов Минэкономики Сергей Майоров.

С другой стороны, поручение Аркадия Дворковича пока закрывает присоединение к сетям микрогенерации многоквартирных домов, что является распространенной практикой в мире. Источник “Ъ” на рынке считает это «большой ошибкой, не отражающей современных технологических возможностей и западных сервисных практик». С другой стороны, еще один собеседник “Ъ” в отрасли полагает, что и единичная мощность одного объекта микрогенерации (до 15 кВт), и отказ от многоквартирных домов — это намеренные ограничения, при которых «практически гарантировано отсутствие негативного влияния микрогенерации на остальные объекты в энергоузле».

Наверх