7 свидетельств глобального перехода на возобновляемую энергетику

Содержание

Источник: http://www.earth-policy.org/press_room/C68/seven_surprising_realities_behind_the_great_transition_to_renewable_energy, May 13, 2015

Great-TransitionГлобальный переход на чистую, возобновляемую энергию и отказ от ядерной энергетики и ископаемого топлива продолжается, причем мы видим замечательные свидетельства этого практически каждый день. Книга «Великий переход» (The Great Transition), написанная Лестером Брауном (Lester Brown), Джанет Ларсен (Janet Larsen), Мэттом Ромни (Matt Roney) и Эмили Адамс (Emily Adams), рассказывает о большом числе признаков такого перехода. Семь из них мы приведем ниже — тех, которые могут вас удивить.

1. Солнечная энергия стала так дешева, что ее применение в глобальных масштабах уже невозможно остановить

  • Стоимость фотоэлектрических панелей снизилась на 99 процентов за последние 4 десятилетия, с 74 долларов за ватт в 1972 году до менее 70 центов за ватт в 2014. Между 2009 и 2014 годами цены на солнечные панели снизились на три четверти, следствием чего стал рост фотоэлектрических установок на 50 процентов в год.
  • Дойче Банк отмечает, что по состоянию на начало 2014 года солнечных фотоэлектрические станции были уже способны конкурировать по уровню цен с местными, коммерческими и промышленными электростанциями в 14 странах, а в Калифорнии — даже без учета субсидий. К концу 2014 года в США было почти 600000 индивидуальных фотоэлектрических установок, почти в 2 раза больше, чем в 2012 году. Их число превысит миллион в 2016 году.
  • В 2013 году всего 12 процентов американских жилищно-строительных фирм предлагали солнечные панели в качестве опции для новых одно-семейных домов. Ожидается, что в 2016 году так будут поступать более половины фирм. Четыре из пяти самых крупных домостроительных фирм – DR Horton, Lennar Corp, PulteGroup и KB Home – автоматически устанавливают солнечные панели для каждого нового здания в некоторых сегментах рынка.
  • В 2007 году было только 8000 солнечных установок на крышах домов богатой углем Австралии; сейчас — уже более миллиона.
  • Саудовская Аравия будет получать 41000 мегаватт энергии от строящихся или планируемых фотоэлектрических станций — достаточно, чтобы покрыть две трети потребностей страны в электроэнергии.
  • Для примерно 1,3 миллиарда жителей планеты, не имеющих пока доступа к электричеству, уже сейчас часто дешевле и эффективнее установить солнечные панели на крышу своего дома, чем строить централизованные электростанции и создавать инфраструктуру передачи электроэнергии.

2. Использование ветровой энергии быстро изменяет структуру источников энергии по всему миру

  • В течение последних 10 лет мощность ветровых станций росла более чем на 20 процентов в год. Этот рост объясняется многими привлекательными особенностями таких станций, государственной политикой поддержки их распространения и снижением их стоимости.
  • К концу 2014 года глобальная генерируемая мощность ветровых станций составила 369 000 мегаватт, что достаточно для питания более чем 90 миллионов домов в США. Ветровые станции в настоящее время существенно превосходят по вырабатываемой мощности солнечные фотоэлектрические станции, суммарная мощность которых в мире достаточна для энергоснабжения около 30 миллионов американских домов.
  • В Китае уже сейчас на ветровых станциях производится электроэнергии больше, чем на атомных станциях, и по-видимому страна без проблем достигнет официально поставленной цели —  получить в 2020 году с помощью ветровых станций 200 000 мегаватт энергии. Для сравнения, этого достаточно, чтобы удовлетворить годовую потребность Бразилии в электроэнергии.
  • В девяти штатах США ветер обеспечивает как минимум 12 процентов выработки электроэнергии. Айова и Южная Дакота получают более четверти электроэнергии с помощью ветра.
  • На среднем западе Соединенных Штатов контракты на поставку электроэнергии от ветровых станций заключаются по цене 2,5 цента за киловатт-час, сравните эту цифру со средней ценой энергии от сетевых поставщиков в 10-12 центов за киловатт-час.
  • Хотя фермы ветрогенераторов и занимают многие сотни квадратных миль, сами турбины занимают очень немного места. Вместе с подъездными дорогами и какими-то необходимыми постройками реально турбины занимают немного больше одного процента выделяемой земли.
  • Фермер в северной Айове может посадить на акре земли кукурузу, которая даст за год зерна для производства топливного этанола примерно на 1000 долларов. Либо фермер может поставить на том же акре ветровую турбину, которая генерирует в год электроэнергии на 300 000 долларов. Фермеры обычно получают с каждой турбины доход в размере от 3 до 10 тысяч долларов. Если установить фермы ветровых турбин на территории Великих Равнин США,  роялти для многих фермеров будет превышать их доходы от продажи скота.

3. Энергетическая политика на уровне стран и отдельных регионов нацелена на продвижение возобновляемой энергетики

  • К сожалению, правительства во всем мире по-прежнему субсидируют умирающую индустрию ископаемого топлива более чем на 600 млрд. долларов, что в пять раз больше тех сумм, которые выделяются на возобновляемую энергетику.
  • Но с начала 2014 года примерно в 70 странах, в том числе в Европе, с помощью льготных тарифов поощрялись инвестиции в возобновляемую энергетику.
  • Стандарты портфеля возобновляемых источников энергии (Renewable portfolio standards, RPS) или квоты для возобновляемой энергетики установлены на национальном уровне в двух дюжинах стран. Более 50 государств и провинций в разных странах мира ввели такие квоты, в том числе 15 штатов Индии и 29 штатов в США.
  • В 37 странах, включая США, введены налоговые льготы для национальных производителей или инвесторов, занимающихся возобновляемыми источниками энергии.
  • В 40 странах либо уже введены, либо планируется ввести на национальном уровне инструменты ценообразования с учетом выбросов окиси углерода. Например, семь региональных программ уже введены в Китае. Когда Китай в 2016 году развернет запланированную национальную программу оценки и нормирования вредных выбросов, примерно четверть глобальных выбросов окиси углерода будет учтена в цене производимой продукции.

4. Финансовый сектор заинтересовался возобновляемыми источниками энергии — и начинает терять интерес к ископаемому и ядерному топливу

Эксперты Barclays резко снизили оценку энергетического сектора США в 2014 году, отчасти потому, что по их мнению коммунальные службы, как правило, не готовы к вызовам, связанным с распределенной солнечной энергетикой и использованием аккумуляторов.

В январе 2013 года Уоррен Баффет (Warren Buffett) дал сильный финансовый толчок развитию солнечной энергетики, когда его фирма MidAmerican Energy Holdings Company объявила о вложении до 2,5 миллиардов долларов в проект, который сейчас известен как Solar Star.  При мощности в 580 мегаватт он станет в 2015 году самой большой солнечной электростанцией в мире. MidAmerican ранее также купила солнечную электростанцию Topaz в Калифорнии, которая вместе с Desert Sunlight, другим проектом в Калифорнии, тоже относится к крупнейшим в мире, ее мощность 550 мегаватт. После завершения ее строительства в конце 2014 года, Topaz может производить столько электроэнергии, сколько необходимо для обеспечения энергией 180 000 домов в Калифорнии.

Тед Тёрнер (Ted Turner) объединился с Southern Power, крупной сетью, обслуживающей 8 штатов от Калифорнии до Северной Каролины, чтобы приобрести семь солнечных электростанций суммарной мощностью 300 мегаватт. Самая большая из них — солнечная станция в Imperial County в Калифорнии мощностью 140 мегаватт, которая начала работать в октябре 2013 года.

Крупные инвестиционные институты, такие как Morgan Stanley и Goldman Sachs, вкладывают десятки миллиардов долларов в возобновляемые источники энергии. Стюарт Бернштейн (Stuart Bernstein), который координирует вложения Goldman в этой сфере, говорит о том, что победа возобновляемой энергетики будет «поворотной точкой во времени». Размышляя о  долгосрочных перспективах инвестирования при переходе к более чистой энергетике будущего, он говорит: «это будет иметь важное значение с точки зрения общества, и это будет хороший бизнес для нас и наших клиентов».

5. Использование угля снижается в Соединенных Штатах и, по видимому, будет падать на глобальном уровне быстрее, чем ранее считалось

Использование угля в США падает – оно сократилось на 21 процент с 2007 по 2014 год – в последние пять лет более трети угольных шахт в стране уже закрылось или объявило о планах закрытия в будущем.

Рыночная стоимость крупнейших производителей угля в США, Peabody Energy и Arch Coal, снизилась к сентябрю 2014 года на 61 и 94 процента, соответственно.

Stowe Global Coal Index – интегральный показатель для компаний всего мира, основной бизнес  которых связан с углем, снизился на 70 процентов в сентябре 2014 года по сравнению с апрелем 2011.

Китай еще потребляет угля больше, чем весь остальной мир, но его использование упало в 2014 году, что, вероятно, свидетельствует о достижении пика его использования.

Хотя Индия не стремится ограничить или уменьшить использование угля, она недавно удвоила налоги на добываемый в стране и импортируемый уголь, что одновременно препятствует использованию угля и обеспечивает инвестиционный капитал для солнечной генерации.

6.Транспорт будет отказываться от бензина по мере роста количества электромобилей и привычки совместного использования транспортных средств

Программы совместного использования велосипедов в последние годы распространяются по всему миру. Более 800 городов в 56 странах уже имеют работающие программы совместного использования велосипедов, в которых задействовано более миллиона велосипедов. В 21 городе США к концу 2012 года было 8 500 велосипедов на общественных стоянках. Ожидается, что к концу 2016 года это число возрастет до 40 000 велосипедов в 70 городах.

Доля семей, не имеющих автомобиля, возросла между 2006 и 2011 годами в 84 из 100 американских городов. По мере все большей урбанизации эта доля будет только расти.

Количество автомобилей не увеличивается или даже сокращается на основных рынках, включая США, Европу и Японию.

Получили широкое распространение программы совместного использования автомобилей. Исследовательская группа Frost and Sullivan считает, что число водителей, участвующих в программах совместного использования автомобилей, возрастет с 3,5 миллионов во всем мире в 2013 году до 26 миллионов в 2020 году.

По прогнозам Bloomberg New Energy Finance продажи электромобилей по всему миру достигнут рубежа 300 000 в 2014 году, и, хотя это менее 1 процента от общего объема продаж автомобилей, промышленность находится «в процессе прохождения через барьер доверия».

В конечном итоге электро- и гибридные автомобили будут оспаривать господство у традиционных бензиновых и дизельных автомобилей, и это может произойти раньше, чем большинство людей осознают это.

Международная финансовая корпорация UBS прогнозирует, что к 2020 году стоимость аккумуляторов снизится вдвое, что сделает электромобили конкурентоспособными по цене с традиционными транспортными средствами. Учитывая, что экономия на топливе составит 2 400 долларов в год, электромобиль станет предпочтительным выбором.

Около 80 процентов из оставшихся запасов нефти принадлежат национальным нефтяным компаниям, а не частным, таким как ExxonMobil и BP, а это означает, что доступ к нефти будет иметь геополитическое значение, возможно, даже гораздо больше, чем то, что мы видели до сих пор.

7. Ядерная энергетика прошла пик своего развития из-за роста издержек и множества  проблем с безопасностью

Мировая ядерная энергетика прошла пик своего развития в 2006 и сократилась примерно на 14 процентов к 2014 году.

В США, стране с самым большим количеством реакторов, пик производства ядерной энергии был в 2010 году и сейчас тоже падает.

Ядерная энергия в США становится слишком дорогой, поскольку стоимость эксплуатации стареющих ядерных реакторов возрастает на 5 процентов в год.

Средний возраст ядерных электростанций в мире составляет 28 лет и возникает вопрос — следует ли их реконструировать или проще закрыть?

Четыре ядерных реактора в США были закрыты в 2013 году, потому что не имело экономического смысла продолжать их эксплуатировать.

По состоянию на конец 2014 года, около 31 стран по-прежнему эксплуатировали атомные электростанции, но вряд ли даже половина из них — в основном страны с централизованно планируемой экономикой — строили новые.

Наверх