Альтернативная энергетика в СССР

Содержание

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/2759540

О том, как менялось отношение к альтернативной энергетике в СССР, рассказывает заведующий отделом проблем энергетики Института физико-технических проблем Севера РАН, профессор Николай Петров. Беседовала с ним Елена Кудрявцева.

Профессор Николай Петров

— Альтернативная энергетика сегодня — модная тема. А были какие-то свои наработки в СССР?

— Конечно. Сейчас мы воспринимаем развитие возобновляемых источников энергии как тенденцию, пришедшую из-за рубежа. Но в СССР еще в 1950-е использование ВИЭ было налажено очень широко. Достаточно сказать, что в профильных институтах были кафедры, где нас обучали основам ветроэнергетики, энергетики малых ГЭС и так далее.

— И где это все работало?

— В основном в сельской местности. Дело в том, что при Сталине было запрещено присоединение сельских потребителей к государственным сетям, и нужно было придумывать варианты. Тогда в основном в европейской части СССР эксплуатировались тысячи электростанций малой мощности: гидроэлектростанции 150-1000 кВт, ветряные электростанции 50-100 кВт. В теории мы могли освоить и солнечную энергетику, но на практике я тогда сведений не имел.

— А хоть что-то из альтернативной энергетики было эффективно в те годы, кроме ГЭС?

— Тогда в сельской местности строили работающие на дровах локомобильные установки мощностью не более 50 кВт, с кпд 0,08%. Дров нужно было много, но колхозы с удовольствием пользовались такими станциями, потому что все хотели иметь у себя «лампочку Ильича». В итоге в той же Якутии дошло до того, что через пять-шесть лет вокруг сел уничтожили весь лес.

— И как же решили эту проблему?

— Пришел дизель, и это было спасением. Тогда же Хрущев разрешил, где это возможно, подключаться к централизованным сетям. Это было намного дешевле. Потом в связи с развитием в Сибири алмазной и золотой промышленности стали строить крупные электростанции с распределением электроэнергии на напряжении 35-110-220 кВ, протягивать очень длинные линии электропередачи и так далее. А из автономных станций остались только дизельные в отдаленных местах.

— То есть использование альтернативных источников прекратилось в 1960-е?

— В масштабе страны — почти да. Поэтому теперь в этой сфере мы, скорее, потребители, чем производители. Сейчас вот стали развивать солнечную энергетику, и это правильно. Якутия имеет преимущество перед, допустим, Японией — лидером в развитии солнечной энергетики: у нас под это можно задействовать большие площади. Японцы активно развивают производство ветродвигателей, причем подготавливают их для работы именно в наших северных широтах. Заметьте: они догадались это делать, а мы нет.

— Интерес к возобновляемым источникам энергии в России растет. Какую долю они могут занять в общей схеме энергопроизводства?

— Сейчас в России широко обсуждается энергетическая стратегия: в ней опять говорится, что мы должны совершенствовать производство энергии. А вот о том, что нужно совершенствовать потребление энергии, как это делают в США, Германии и Китае, у нас пока не задумываются. Немцы давно рассматривают экономию энергии именно как источник энергии. В США, к примеру, в Калифорнии провели целый ряд мер по энергосбережению, вплоть до того, что заставили всех крыши в белый цвет красить. В итоге там в течение 35 лет потребление электроэнергии на душу населения не растет, хотя производство развивается. Так что совершенствовать нужно и производство, и потребление энергии. По-другому ничего не изменится.

— На недавней конференции по ВИЭ в Якутии прозвучало, что помимо энергии ветра и солнца есть еще энергия холода. Что имеется ввиду?

— Холод нужно изучать. Все говорят: Россия — холодная страна, но у нас до сих пор нет ни одного специализированного НИИ низких температур, который бы занимался подобными проблемами. На Западе такие исследования ведутся в потребительской сфере, связанной с теплоизоляцией зданий, а вот фундаментальной работы по-прежнему нет.

Наверх